Среда, 16 октября 2019 г.
политика и финансы в новом окне Полная
версия
Запись блога

09/30/2009

ТОВАРИЩ, СПИ СПОКОЙНО. ФАКТЫ НЕ ПОДТВЕРДИЛИСЬ (избранные места из переписки с друзьями)


Е. А. Чичваркину

Евгений, привет!

У меня сложилось впечатление, что ни в МВД, ни в Следственном комитете Генпрокуратуры никто не верит в то, что в предъявляемых тебе обвинениях есть хоть капля состава преступления. А оговор («признание — царица доказательств» имени тов. Вышинского), полученный с применением моего закона «об особом порядке досудебного соглашения со следствием», — типичная отрыжка «шинели товарища Сталина» (людоеда, серийного убийцы и чикатило в кубе), из которой так и не вышла наша правоохранительная система.

Думаю, доблестные евсюковы — бизнесмены из управления «К», о которых ты пишешь, и без этих поправок в УК и УПК запугали бы через СИЗО бедного свидетеля. Надеюсь все же, что когда-нибудь эти важные поправки позволят найти убийц (и заказчиков) Анны Политковской, Насти Бабуровой, Стаса Маркелова, посадить на скамью подсудимых коррупционеров и наркобаронов. В качестве примера можно взять свежую историю банды заказных убийц некоего Леса, где один из подручных согласился сотрудничать со следствием на основе данного закона. Но, увы, большинство правоохранителей пока заняты бизнес-гешефтом, крышеванием, рейдерством — и «делом Чичваркина». Еще недавно, в 2007 году, ГУБОП несколько месяцев «разыскивал меня», тогда депутата Госдумы, опросив мою маму по месту прописки, — дело было связано с книгой «Лицемэр». Расследовать «происшествия» в этом году — нападения на маму и племянника — у милиции «не получилось». Теперь любопытная история с моим помощником Александром Закондыриным, о котором писала «Новая газета». Его запугивали, как и твою супругу. Основание — ложный донос.

Вся твоя история — точная копия событий моей жизни в 1996—2000 гг. Тогда правоохранители (Генпрокуратура, ФСБ и аффилированная с ними братва) пытались отнять у меня банк, на худой конец предлагая откупиться миллионов так за 100 долларов. Участниками были: организованные преступные группировки (ОПГ), человек, «похожий на генпрокурора Скуратова», высокопоставленные сотрудники Генпрокуратуры (до сих пор там работают), небезызвестный «типа прокурор» Назир Хапсироков, братья-бизнесмены Егиазаряны, Николай Ковалев (шеф ФСБ) и пресловутый ДЭБ, Примаков и примкнувшие Гусинские—Березовские (ну как пройти мимо). Отличились лужковско-березовские СМИ (НТВ, ОРТ, «МК» и «Ъ») — у меня до сих пор пухлые подшивки газет и копии программ о том, что я и есть главный мафиозо, Аль Капоне и Бернард Медофф того времени.

История тогда получилась весьма громкая, о ней кто только ни писал. С учетом тогдашних реалий в СМИ было трудно понять, то ли Лебедев «шубу украл, то ли у него». В роли «экспедитора Власкина» выступил «бизнес-посредник» и полугражданин США (грин-карта) некий Федоров, похитивший у Национального Резервного Банка (НРБ) более 7 млн долларов на обменной операции облигаций с участием Мосбизнесбанка (позже искусственно обанкроченного предправления неким В. Букато в тандеме с Банком Москвы…)

Когда банально украденные деньги были нами арестованы в суде на счетах в Швейцарии и мы подали иски в Англии и в США, в дело вступила Генеральная прокуратура РФ. Удивишься — на стороне вора. Федоров успел добежать до братьев Егиазарянов и всесильного «Хапса», близко знакомых с «генпрокурором, похожим на гражданина Скуратова». Настолько близко, что именно они поставляли ему девиц для утех как в свободное, так и в не очень свободное от государственной службы время. Задействованных в столице девиц, кстати, была не одна сотня (!), и об этом знал весь город. На это смекалистый Федоров не пожалел 2 млн долларов из присвоенного. Защищал его адвокат Ривкин, сегодня защищающий Ходорковского. Средства были перечислены на счета офшорной фирмы Сурена Егиазаряна на Кипре.

После этого по заявлению Федорова было возбуждено уголовное дело против меня, счета в Швейцарии разблокированы, работа нашего банка полностью парализована, а сам Лебедев и сотрудники НРБ несколько лет ходили на допросы, как на работу. Всего провели на допросах часов эдак тысяч пять, составов было сменено штук 15 (уклонение от уплаты налогов, мошенничество, лжепредпринимательство, отмывание, мнимые сделки, подлог и даже попытка незаконного приобретения оружия!). Материалы об этом собраны в книге, которую в скором времени издам — «Охота на банкира: пособие для евсюковых».

В ходе многочисленных обысков из банка увезли 2 грузовика документов (их уже никогда не вернули). Держали коридор за границу зеленым, ежемесячно просили с «самого верха» отъехать — мол, отдай все и беги, пока не посадили. Генпрокуратур-титан уже примерялся к креслу президента при поддержке Лужкова и Примакова. Для «пиара» на ниве «борьбы с коррупцией и олигархами» взяли два образцово-показательных дела — «Мабетекс» и НРБ.

Мне по российским меркам повезло — остался на свободе, сохранил бизнес, а часть исполнителей дела НРБ перешла в разряд «городских сумасшедших». Выдали через 5 лет бумажку о том, что дело закрыто «за отсутствием состава». Похоже на анекдот об эпитафии на могиле расстрелянного старого партийца: «Товарищ, спи спокойно. Факты не подтвердились».

Готов прийти в суд — как российский, так и английский — для дачи свидетельских показаний о работе нашей «правонарушительной» системы. Представлю документы:

1. Многочисленные обращения в Генпрокуратуру и в суды в 1996—2000 гг. о привлечении к ответственности участников «охоты». Без толку.

2. Ложные доносы Федорова на имя «человека, похожего на Ю. Скуратова» (генпрокурор в 1995—1999 гг.) и в ФБР.

3. Письменный отказ Федорова от клеветы.

4. Предписание Генпрокуратуры в ФСБ, налоговую полицию и инспекцию о проведении проверок.

5. Постановления о возбуждении уголовных дел, проведении обысков, письма на бланках Генеральной прокуратуры человеку, похитившему деньги с информацией о ходе расследования дела и предложениями всяческой помощи.

6. Документы по разблокированию счетов в Швейцарии, на которых находились похищенные средства.

7. Переписка должностных лиц Генеральной прокуратуры и отчеты замгенпрокурора о ходе расследования.

8. Ходатайства ГП РФ о международной правовой помощи в адрес прокуратуры Швейцарии относительно «преступника Лебедева».

9. Заявление с нашей стороны в МВД о терактах (боевая граната, обстрел из гранатомета, пластид, обстрел из стрелкового оружия и т.д.) в отношении А. Лебедева и объектов НРБ.

10. Уведомление ФСБ о раскрытии покушения на меня (при этом Н. Ковалев заверил меня лично, что угроза остается, и настоятельно рекомендовал уехать).

11. Записи телефонных разговоров сотрудников ФСБ с Федоровым (нашли в почтовом ящике…), находящимся в США, где ему дают советы, как действовать.

12. Справка о прекращении в отношении меня уголовного дела «на основании ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием состава преступления».

Полагаю, все это поможет английским прокурорам и судьям понять, почему на нынешнем этапе развития нашей правоохранительной и судебной системы ей доверять трудно. С удовольствием выступил бы и в нашем родном Басманном суде на эту тему. На процессе против тех, кто безнаказанно фабрикует уголовные дела против невинных. Но пока — отказ, не выходит.

Несколько лет назад мы с тобой касались темы о том, следует ли бизнесу участвовать в общественно-политической жизни. Я этим «злоупотребляю» и по сей день. Твое мнение было: не стоит, это стремно, бизнес отберут… Интересно, после всего, что случилось, что ты на эту тему думаешь? Вот и президент Медведев просит всех высказываться…

Александр Лебедев,
малый предприниматель


Документ

Генеральному прокурору
Российской Федерации
Г-ну Устинову В.В.
Копия:
Центральный банк Российской Федерации
Г-ну Геращенко В.В.

От гр-на Федорова И.И.
Почтовый адрес: 573 Virginia Dare Dr.
Virginia Dare Dr, Virginia Beach VA, 23451
25 февраля 2002 года

Уважаемый господин генеральный прокурор!

Написать это письмо было для меня нелегким решением, ибо оно абсолютно дезавуирует мое послание в адрес Вашего предшественника г-на Скуратова от 19 ноября 1996 года и опровергает содержавшиеся в нем факты. Тем не менее я иду на это, чтобы искупить свою вину перед оболганными мною людьми и восстановить покаянием свое доброе имя.

Я официально заявляю, что приведенные мною в письме от 19.11.06 факты в отношении якобы имевших место противоправных действиях со стороны главы Национального Резервного Банка А.Е.Лебедева и главы Внешэкономбанка А.Л. Костина не имеют под собой никаких оснований и являются плодом измышлений, вызванных моим тяжелым моральным состоянием в те годы.

Я вынужден признать не соответствующими действительности выдвинутые мной обвинения в адрес российских банкиров по поводу «махинаций» с 5,6 и 7 траншами валютных облигаций Минфина России, угроз в мой адрес и членов моей семьи, а также других якобы противоправных деяний, в которых я обвинял господ Лебедева и Костина. Очень надеюсь, что по возвращении в Россию я смогу лично извиниться перед вышеупомянутыми господами за причиненный ущерб их бизнесу и репутации и смогу рассказать о тех людях, которые использовали меня в этой нечистоплотной игре.

С уважением
И. Федоров


Комментарии

Имя пользователя

Введите текст комментария

Введите символы с картинки