Среда, 16 октября 2019 г.
политика и финансы в новом окне Полная
версия
Запись блога

10/23/2009

Давненько я не брал в руки шашек...


Свежая новость:

По инициативе компании «Интеко» в лице супруги Юрия Лужкова Елены Батуриной, мэрии пришлось расторгнуть инвестиционный контракт на строительство жилых домов в перспективном московском районе Молжаниново. Эксперты полагают, что за этот «развод» с городом главная строительная компания Москвы получит неплохой «навар» в виде компенсации.

Полностью тут

Оцените факт: "по инициативе жены мужу ПРИШЛОСЬ расторгнуть контракт". Столичные будни. Прочитал и подумал: что-то давно меня не вызывают в Басманный суд по искам о защите чести и достоинства "величайшего мэра всех времен и народов" (по версии художника Шилова, которого величайший мэр одарил недвижимостью на Знаменке). На днях на "Сити - ФМ" у меня состоялся предметный разговор о том, что происходит в городе. Чтобы облегчить жизнь юристам мэрии, специально здесь выкладываю стенограмму:

- Возникла такая заочная распря между Кудриным и Лужковым. Кудрин обвинил Московское правительство в том, что зарплаты у чиновников выросли и траты на управление. Цой сегодня в резкой форме опроверг слова Кудрина и так далее. Что Вы можете сказать о том, как расходуются деньги московского бюджета, насколько эффективно или неэффективно. Ваша точка зрения.

 

- Вы знаете, Министерство финансов, как и все мы наверняка читало известный доклад «Лужков. Итоги»…

 

- Немцова?

 

- Вы знаете, у этого доклада много авторов, это большое исследование за последние годы.  Там есть очень любопытный факт, который наверняка мимо внимания Минфина не прошел. Летом этого года бюджет города внес примерно 24 млрд. рублей в капитал Банка Москвы и в это же время сумма, немногим меньше была вынесена из банка в виде кредита и против этого кредита какое-то там ООО, сформированное каким-то нерезидентом с Кипра, купило у супруги мэра участок в Раменском 58 гектар. Поверьте мне, то, что там пишется в книге – правда. Этому участку цена даже в базарный день очень невелика. Допустим, он стоит, ну может, полмиллиарда рублей. 

 

- Изящная схема…

 

- Никак он не стоит 14 млрд. рублей. Поэтому Минфин наверно формально сказал, что растут зарплаты чиновников. Растут они или нет, это не так важно, хотя, конечно, они опережают в Москве средний рост зарплат чиновников федеральных. Но сам факт, когда из бюджета такая сумма денег может выходить, перекочевывая через дочерний банк… Это все равно что продать Венеру или Марс. Или воздух. Причем, супруга продавала этот участок как физическое лицо. Поэтому Минфин решил просто не пополнять своими бюджетными деньгами бюджет города, коль скоро оттуда деньги могут просвистеть и оказаться в семье. Ну, я понимаю Минфин. Так что все гораздо проще, просто он (Кудрин) человек воспитанный и не стал другие предлоги использовать.

 

- А, кстати, Александр Евгеньевич, скажите, пожалуйста, вы могли бы выступить свидетелем по делу Немцов против Батуриной? 


- С удовольствием, но у нас, к сожалению, в практике такого суда, как Басманный серьезных слушаний нет. Здесь исключение, что это арбитражный суд. Если меня пригласят, я приду с удовольствием. Я, кстати, акционер Банка Москвы, мне самому очень интересно, как это так. Я-то точно знаю, сколько стоит этот участок в Раменском. Он стоит, поверьте мне, в десятки раз меньше. И сегодня, когда в Москве не продаются даже те квартиры, которые построены, говорить о том, что это очень выгодно, что на этом участке кто-то когда-то, вложив полтора миллиарда долларов, продаст это за 3 млрд. – откровенная липа. Это самое настоящее очковтирательство. Или хуже того.

 

- Но, наверное, это не единственный случай, когда всяким странным образом действий деньги из московского бюджета расходуются.

 

- Да, это точно, если мы посмотрим на все эти вылетные магистрали или какие-нибудь тоннели глубокого залегания или прочие Москва-Сити, то мы там обнаружим исчезновение не одного триллиона рублей за последние 10-12 лет.  Потом окажется, что кто-нибудь типа Чигиринского уедет неожиданно в Лондон и там даст показания, что оказывается, все эти деньги расходуются в совместных предприятиях с родственниками московских чиновников. И это зафиксировано не где-нибудь, а в Швейцарии и нотариально заверено. Так что в разговорах о коррупции, которые мы ведем на Федеральном уровне как об абстракции, нам давно пора спуститься с небес на землю. У нас в городе не абстрактная коррупция, а конкретная.

 

- Александр Евгеньевич, как Вы думаете, когда-нибудь эти дела будут расследованы в Москве?

 

-  Наверняка. Я думаю, что этот тренд – попытки избавиться от коррупции уже сложно остановить. Потому что, мне кажется, коррупция хуже апартеида, она будущего лишает целые нации и целые огромные мегаполисы, типа Москвы. И тут знаете, даже не так опасна коррупция на уровне гаишников, ну, в конце концов, эти гаишники потратят деньги в нашей стране, они себе недвижимость или яхты на юге Франции не покупают. А вот коррупция таких масштабов, когда в каком-нибудь государственном банке в Москве исчезает 400 млн. долларов, а потом открываешь газету Sunday Times, а там говориться, что супруга московского мэра купила какое-то огромное здание, величиной с Букингемский дворец…

 

- Она вроде опровергла, что это именно то здание.

 

- Они просто доказать не могут, на самом деле, весь город знает, что это именно так. Просто не хватает силенок, не хватает журналистов, которые занимаются расследованиями в Sunday Times. У Мердока проблемы, он газету дотирует и стоит ему это сто миллионов долларов в год. Поэтому хороших журналистов там сейчас нет.

 

- Кстати говоря, у Вас там есть теперь ресурс в Англии. Вы можете расследовать московские дела.

 

- Это неприлично. Сразу скажут, вот, наконец, мы поняли зачем он купил газету.

 

- Очень жалко.

 

- Вы знаете, Evening Standard  отличилась тем, что получила кличку «вечерний Борис», за то, что она друга Лужкова Кена Ливингстона довела до проигрыша мэрских выборов и помогла избраться Борису Джонсону. Я считаю, что мы должны сами справляться здесь, у себя и с помощью своих ресурсов. Что это мы будем привлекать варягов-рюриков для того, чтобы провести расследование?

 

- В Москве что-нибудь купите, Александр Евгеньевич!

 

- В Москве, если бы мне разрешили в метро сделать газету… Я в свое время пытался, помните, «Московский корреспондент», но она погибла, поскольку, московские власти запретили ей распространяться в любой форме. Вот сейчас есть газета «Метро», она, кстати, выпускается по шведской франшизе. У нее монополия на распространение в метро. Это нарушение российского законодательства, потому что должно быть как минимум две подобных газеты – должна быть конкуренция. Вот если бы мне разрешили, допустим, сделать «Новую газету» в метро» или «Новую газету» Вечером», мы бы выходили во второй половине дня. Нам бы это было финансовым подспорьем, поскольку довольно тяжело выживать в нынешних условиях без больших дотаций. И гражданам было бы здорово. Но это вопрос опять же к мэру. После того, что я сказал на радио, думаете, он разрешит нам это сделать?

 

- Думаю, что пока нет, но он же не вечен.

Комментарии

Имя пользователя

Введите текст комментария

Введите символы с картинки