Четверг, 22 августа 2019 г.
политика и финансы в новом окне Полная
версия
Запись блога

12/14/2009

Такая большая черная дыра...


Пообщались с журналом "Финанс" на московские темы:

Александр Евгеньевич, насколько, на ваш взгляд, разумна структура московского бюджета?

– Федеральный бюджет, конечно, разумнее. Он последние годы был профицитный, а московский всегда с дефицитом. Другое дело, что пару лет назад дефицит этот был относительно небольшой. А сейчас, полагаю, городские власти до 30% будут закрывать заимствованиями. Понятно, что в Москве большое выпадение доходов, которые собирались со строительного сектора, недвижимости и торговли, в том числе неорганизованной типа Измайловского рынка. Кризис по столице ударил серьезно.
Однако Москва – заемщик, который дефолтов никогда не допускал. Можно спорить – надо ли столько занимать или лучше убрать из расходной части целый ряд, на мой взгляд, абсолютно бессмысленных вещей…

Об этом хотелось бы поговорить подробнее…

– Позвольте, я закончу мысль. Заимствования – вещь малоприятная, хотя допустимая в нормальной экономической модели. Вопрос в том, насколько эффективно используются эти деньги. Сомнения вызывают такие вещи, как зарубежные инвестиции, бессмысленные проекты вроде монорельса, дотирование московских средств массовой информации, расходы по поддержке малого бизнеса. Возьмите «Москву-Сити». Подготовка площадки, сети коммуникаций в течение 10 лет. Я, думаю, не ошибусь, предположив, что это стоило в районе $10 млрд. Дальше объект передается дружественным организациям. Например, Шалве Чигиринскому, ныне здравствующему в Лондоне, который рассказал нам драматическую историю о том, что, оказывается, его компания, которая имела бизнес на десятки миллиардов долларов в год, 50% передала супруге мэра. Бесплатно. Это все документально доказано в английском суде, и документы выложены в интернете, поскольку они были подписаны в присутствии юристов и нотариусов в Швейцарии…

А зачем городу «Москва-Сити»?


– Мне кажется, он не нужен. Во всяком случае, его можно было вынести куда-нибудь подальше, и стоил бы он намного дешевле. Кроме того – парковок нет, добраться из-за пробок невозможно, в условиях нашей погоды (всего 60 солнечных дней в году) за окнами, начиная с 20 этажа висит серая хмурь.
Непонятно, каким видом можно наслаждаться из этого окна. Полусамоубийственным?

И, наконец, цены. Госбанк типа ВТБ по $20 тыс. за квадратный метр может купить себе 20 этажей, а потом загнать туда бедных сотрудников. Но я ни на каких условиях – хоть бесплатно! – туда никогда не перееду. «Москва-Сити» – это сумасшедшие затраты. По сравнению с расходами на малый бизнес или даже на медиа…

Нью-Йорк – огромный город, но мы его точно обогнали по расходной части. Это было еще в 2007 году. Но контроль за нью-йоркским бюджетом, безусловно, иной. Посмотрел бы я, как Майкл Блумберг заведет себе городской банк, внесет в его капитал бюджетные деньги и купит у жены участок. Это будет круто!

Какова, на ваш взгляд, коррупционная емкость расходной части московского бюджета?


– Приведу смешной пример. Я потенциальный крупный заказчик наружной рекламы. В 2003 году – выборы, потом была масса социальных проектов: реклама «Новой газеты», борьба с игорными заведениями, с наркотиками. Я неоднократно обращался к рыночным структурам – у нас это полумонополия в лице News Outdoor Russia и Gallery – но мне отказывали. При этом есть закон о потребительском рынке. Я обычный потребитель. Вы частные компании. Так почему вы с меня деньги-то не берете?

Одновременно с этим странным поведением комитет по рекламе предоставляет площади под видом социальной рекламы депутатам Александру Хинштейну и Владимиру Мединскому, которые выпустили коммерческие книжки – они их продают в магазинах. А почти бесплатная реклама за счет города помогает эти книжки продавать! Как вы думаете, есть здесь коррупционная составляющая? Это я не в связи с тем, что глава московского комитета по рекламе Владимир Макаров в СИЗО. Может быть, его там незаслуженно держат. Я вообще против того, чтобы за экономические преступления сразу же в тюрьму тащили. Но что-то здесь не то. Какая-то странная ситуация: у меня деньги не берут, а богатым депутатам отдают бесплатно наружную рекламу.

Давайте от маленького примера перейдем к большому. Я по поводу $2 млрд контрабанды на Черкизовском рынке. Она что, контрабанда эта, сама туда приехала? Или в этом участвовали таможенники, городские власти? И что, об этом никто не знал все эти годы? Конечно, знал!
Это примерно $7–10 млрд в год. Такая большая черная дыра. Это что, не коррупция? Сколько угодно можно говорить, что земля, на которой стоит рынок, частично федеральная. Федералы в городе слабенькие совсем, и городская власть либо с ними договаривается, либо просто не пускает.
Когда закончилось строительство онкологического центра в Питере, я, окрыленный тем, что мне разрешили построить двенадцатиэтажное здание за свой счет, предложил Юрию Лужкову создать совместное предприятие: я вношу свои деньги, а город тратит $30 млн бюджетных денег, и дает мне право решить проблему пробок. Это небольшая сумма по сравнению с тем, что зашито в бюджете на вылетные магистрали, тоннели глубокого залегания и так далее.

Московские чиновники меня высмеяли. Хотя, должен напомнить, что у меня есть частно-государственное партнерство с федеральным правительством – «Илюшин Финанс», куда я вложил $170 млн. И оно не просто работает – это компания, которая вытащила российский гражданский авиапром. У меня есть практика. Если я внес $170 млн в предприятие с федералами, то, может, и $30 млн на город найду?
Написал федеральным властям, но мне ответили устно: «Мы тебе дадим негативный ответ: у нас нет прав на то, чтобы разрешить тебе инвестировать деньги в урегулирование транспортной проблемы города».

То есть имеется какое-то разграничение, какая-то договоренность?


– Примеров, где в Москве есть крупная коммерческая тема и где были бы федералы, мы не найдем.
Кстати, о вылетных магистралях. Смешной пример – в 60–65 млрд рублей оценивается магистраль, которая будет начинаться от Химок и упрется в Манеж, по ней можно будет ехать с огромной скоростью, в пять рядов, без светофоров и приехать прямо к Манежу. Не понимаю – дальше-то куда? В пробку?
Мы же понимаем, почему Владимир Ресин говорит лишь об вылетных магистралях и тоннелях глубокого залегания. Потому что 1 км такого строительства стоит примерно столько же, сколько я хотел потратить на все логистические решения на поверхности. От электронных табло и реверсных полос движения на основных магистралях – утром больше полос в центр, вечером обратно – до выделенных полос для общественного транспорта. Плюс какие-то небольшие усовершенствования светофорного движения. Но если менять в комплексе систему светофоров – кстати, их будет больше, а не меньше – то, конечно, это будет дороже, чем я планировал…

Но, наверное, порядок будет все же другой, не такой, как в расчетах московских властей?


– Другой, конечно! Все подсчитано – были попытки компаний Siemens и General Electric получить этот подряд. Логистические решения комплексной системы намного дешевле, чем выбрасывание денег якобы на развитие сети – подземной, надземной, эстакадной. А это как раз любит строительный комплекс города.

А монорельс нам зачем? Я им один раз воспользовался – крайне неудобная и неэффективная вещь …


– Я тоже там катался. Он ни для чего не нужен. Это памятник инженерному гению нашего мэра. Он обошелся в сумму около $160 млн. И дотируют его на несколько млн долларов в год.

Мне больше интересно, откуда они взяли 6 млрд рублей на ферму под Калугой, которую Юрий Лужков недавно показывал. Он рассказал, что сделал суперферму, объяснил, что коров не надо доить, не надо пускать их на мясо – это гуманно, нужно только забирать у них навоз для биоэнергетики. Так вот на этой ферме есть биостанция для навоза, молочная ферма, и что-то там еще в колбах выращивают зимой – то ли кукурузу, то ли картофель. Все это обошлось в 6 млрд рублей. И называется Новые Лужки.

Это принадлежит Москве?


– Подозреваю, что да. Вряд ли Юрий Лужков это в личном плане сделал. Он же у нас бессребреник, у него же ничего нет. Так понимаю – это московский эксперимент. Оттуда вся продукция идет в сети городские или бедным домой – не знаю. Но мое картофельное хозяйство – самое большое в Европе – обошлось точно раза в два дешевле, чем эта экспериментальная история. Но я свои деньги вкладывал.

Может быть, в этом дело?


– Может быть.

Есть более дальние объекты для инвестирования. Я пытался найти примеры, когда мэр какого-нибудь города деньги своих налогоплательщиков тратил в другом городе и в чужой стране…


– Да уж. Аэропорт в Иваново, Крым. Паром Керчь-Тамань, который был куплен на Сахалине, перевезен на Черное море, сел на мель, а потом исчез. А после парома там должен был быть большой мост через Керченский пролив. По мосту должны были идти какие-то нефтепроводы, путепроводы, водопроводы…

А почему не через Берингов пролив?


– Юрий Лужков хотел присоединить Крым к России. Это такой геополитический проект. У нашего мэра масса инвестиций за пределами Москвы. Есть у него, кстати, и серьезные авиационные активы. Имею в виду авиаперевозки, аэропорт Внуково. Он хоть и выгодный и вроде бы принадлежит городу, но доходы там остаются в той части, которая Москвой не контролируется. Как владелец нескольких компаний авиаперевозчиков, это хорошо знаю.

Кстати о доходах. Если проанализировать бюджет, то доходы от недвижимости, которая принадлежит городу, почему-то небольшие.


– Они мизерные. На словах власти объясняют это социальным значением необходимости сдачи имущества в аренду какому-то очень нужному бизнесу, который важен для граждан.

Я лично не знаком с бизнесменами, которые бы получали от города льготную аренду по цене 1 тыс. рублей за квадратный метр.


– Тоже таких не нашел. Вот пример из моей практики. У меня был банный комплекс на Севастопольском проспекте в подвале, который был арендован у частного собственника. А у городских властей была большая программа развития бань. Я обращался в мэрию с просьбой оказать поддержку этому социальному проекту – нужны были временные деньги для пополнения оборотных средств. Выяснилось, однако, что теоретически получить помощь могу, но она должна быть потрачена на основные фонды. Ремонт уже был сделан и оборудование куплено. Поэтому получил отказ, и банный комплекс пришлось закрыть.

Каждый раз на любой вариант своего захода к ним ты получаешь какой-нибудь странный ответ. Думаю, что деньги в основном идут на разную наружную рекламу. Помните, весь город был билбордами завешен – «Приходите, и мы вам денег дадим, сколько хотите». Брошюры, листовки, реклама, какие-то семинары, популяризаторская работа – на это $150 млн и уходит. А живых предпринимателей, которые получили бы деньги, мы вряд ли найдем. Может, только в похоронных услугах каких-то…

То есть вы с этими счастливцами тоже не знакомы…


– Нет, никогда не видел, хотя искал. Сам в виде такого предпринимателя пытался предстать. Но банный комплекс закрыл, хотя он работал почти четыре года. Расценки были очень невысокие, так как это не Сандуны, а социальный объект в спальном районе. Обычный малый бизнес.

Какова, на ваш взгляд, величина теневого бизнеса в Москве?


– В организованной торговле, ритейле ничего теневого нет. Они платят налоги, хотя, конечно, это достаточно монополизированный сектор. Меня всегда удивляло: мы в поле отпускаем картошку по 6 рублей за килограмм, а в сетях московских, в зависимости от упаковки, расфасовки и мойки, вижу тот же килограмм уже по 70 или даже по 100 рублей. Что, перевозка на 200 км столько стоит? Какая-то здесь есть засада своя. Но тем не менее не могу назвать организованную торговлю теневым сектором. Неорганизованные рынки – другое дело. А Черкизовский из них самый одиозный, наверное. Хотя и по другим рынкам можно скорее всего сказать то же самое – просто хуже знаю ситуацию.

Был огромный пласт – игорные заведения, которые существовали не без помощи отцов города. «Джек Пот» вообще был «экспериментальной городской программой» и создан распоряжением Юрия Лужкова. Я думаю, что, закрыв казино, мы избавились от огромного теневого сектора с наличными деньгами. С одной стороны при помощи «одноруких бандитов» у метро «обували» наиболее наивную часть горожан и приезжих, а с другой – была какая-то полуприблатненная публика плюс коррумпированные чиновники.
В строительном секторе также гуляет огромный объем наличности и поэтому этот сегмент городской экономики также коррупционно содержателен. Кроме того, все сделки с недвижимостью обязательно имеют кэшевые компоненты – есть справка БТИ, а есть реальные расчеты сторон.

Думаю, что совокупный объем теневого сектора в Москве составляет примерно $20–30 млрд. Есть сегмент, связанный с наркотиками и оружием, но не берусь его оценивать – это предмет заботы правоохранительных органов.

Не совсем понимаю, зачем городу авиакомпания «Атлант-Союз». Она же банкрот. Как говорили в кинофильме «Операция «Ы»», все уже украдено до нас. Дескать, у меня все есть: летать могу лучше «Аэрофлота», Внуково лучше, чем Шереметьево, вылетные магистрали круче, чем в Японии, могу картофель в колбах зимой в полях выращивать, а еще у меня есть ТВЦ, которое меня жестко критикует, несколько газет и даже Андрей Караулов.

Юрий Михайлович по существу – «красный директор», который в какой-то момент нашей истории поддерживал демократов, но быстро перевоспитался. Не удивлен, что в московском метро про Сталина надпись восстановили. Сталин же – это Чикатило в кубе. Просто Чекатило мы осудили и цену ему знаем, а вот Сталина – нет. И очень жаль. Но Юрий Лужков, видимо, считает, что Сталин -эффективный менеджер.

В Москве много мигрантов. Хорошо это для бюджета города или нет?


– Если мы сами не хотим подметать улицы, то что теперь делать? Постоянно говорится о том, что приезжие увеличивают преступность. Дескать, совершают преступления и уезжают. Но это вопрос к правоохранительным и регистрационным органам.

У меня тоже есть проблема с гастарбайтерами. В Туле, где мы строим для себя, для своих сотрудников дома, область не успела получить квоту. При этом все знают, что строить, кроме таджиков, больше некому. И регулярно раз в месяц приезжает ФСБ с миграционной службой, сначала кладут таджиков лицом в грязь, а потом везут их в тюрьму. Судья приговаривает нас к штрафу, таджики возвращаются на стройку – уже с улыбкой: не страшно. Спрашивается – что делать?

Увеличить квоту…


Квоту увеличить нельзя – это делается раз в году. И что теперь – не строить жилье? Тогда каким образом мы будем картофель выращивать? Непонятно. А без таджиков не обойтись – местные жители почти все умерли, только трактористы нам достались «зашитые».

Так уж и все умерли…


– Так в нашей стране средняя продолжительность жизни у мужчин – 57 лет. Чудовищный показатель. А в некоторых регионах еще хуже.

К тому же, если отъехать на 150–200 км в сторону Тулы, там вечером фонарей нет даже. Такое ощущение, что ты в Якутии. Или где-то между Индигиркой и Колымой. А с дороги лучше не сворачивать, так как назад не вернешься. И сколько бы мы там не мучились, построив суперсовременное хозяйство, мы не можем перестроить все дороги, все школы, все детские сады. Что можем – ремонтируем. А первое, что мы делаем – жилье. Чтобы к нам специалисты приезжали. А дома могут строить таджики. Больше некому. Так что смешно обсуждать, хорошо это или плохо. В первую очередь это от безысходности – они, может, не самые квалифицированные строители. Где-то китайцы строят, но тоже есть нарекания…

А где-то турки…


– Турки очень избалованные стали. Они, к сожалению, повадились сметы искусственно завышать.

Наверное, у нас научились…

– Больше не у кого. В Москве как-то принято было «вздувать» цены. Потому что это давало мыльный
пузырь экономических результатов развития города. А на самом деле это иллюзия. Смешно говорить, что у нас строительство тянуло экономику. Все строилось для 5% населения. Цены – заоблачные. Если вы это уберете из ВВП, то получите более правильные показатели. Экономический рост вовсе не такой, как нам объясняли.

А что касается отцов города, то недавно Юрий Лужков, заявил, что беспокоиться не следует – цены на недвижимость падать больше не будут. Вот о чем он заботится. О том, чтобы цены не падали. Чтобы «Интеко» не пострадало. И СУ-155, которое Владимиру Ресину принадлежит – все знают, что он реальный его владелец через офшор на Кипре. У них все на Кипре спрятано. Недалеко копать, если честно. Незамысловато все сделано.

Какой-то есть «Дон-строй», который почти разорен. «Миракс» – тоже волшебная такая организация. Но что они построили? Каждый построил по 4–5 каких-то страшных домов, которые продали по $10–20 тыс. за квадрат. Что это за экономические достижения? При этом 90% жилого и нежилого фондов, сетей и коммуникаций города в ужасном состоянии. Туда никто не заглядывал 20 лет.

Представьте, какое «наследство» достанется следующему мэру. Ему-то придется заглядывать во все эти аквапарки, Басманные рынки и исторические памятники, которые разрушались и падали на голову. И это на самом деле катастрофа. Надо было не «Москву-Сити» строить, а тратить деньги на ремонт, содержание и сохранение архитектурного облика города. Привести в порядок жилой и нежилой фонды вполне можно. Лифтовое хозяйство поменять. Вместо этого решили нажиться на незначительной части строительства в городе. Заодно уничтожив его архитектуру. Беда.

Внимания также требуют канализация, водопровод…


– Сети, коммуникации, лифтовое хозяйство. По официальным данным Ростехнадзора 20% лифтов в жилых зданиях непригодны к эксплуатации – они просто опасны. Это 20 тысяч лифтов. Не говорю про нежилые здания – это отдельная тема. У нас на всю страну 1 млрд кв. метров «хрущоб» и из них 5–7% в Москве.

Это огромное количество…


– Огромное. Но, по уму, все это можно делать. Было бы желание. А желания не было. Хотелось – «Москву-Сити», «Триумф Палас», «Алые паруса», «Золотые ключи». Элитное жилье для элиты. Помните, у нас были граждане, которые говорили, что бедным в Москве вообще нечего делать? Пусть, дескать, убираются – здесь живут только серьезные хлопцы.

Помню, конечно.


Кстати, парень извинился. А вот тот, кто говорил «у кого нет миллиарда идите в …», теперь сидит в Макдоналдсе и говорит: «У кого нет миллиарда, идите в Макдоналдс». Сергея Полонского имею в виду.

Я понял. Он просто слишком молодой, на мой взгляд…


– Не все проходят испытание деньгами. На него свалились огромные средства, и он вообразил, что является помесью Бенедикта Спинозы, Эммануила Канта, Марка Аврелия и Альберта Эйнштейна. Что так много уже сделал в жизни. На самом деле человек построил пару домов с помощью китайских архитекторов, где-то организовал какое-то структурное финансирование. И вдруг обнаружил себя в «Форбсе» с миллиардом долларов. То, что у него при этом миллиардный долг – он забыл. А тут все цены полетели…

У меня есть один приятель, который купил у Полонского по $20 тыс. за квадрат какую-то квартиру. Теперь будет ждать 50 лет, когда она будет стоить эти деньги.

Если она будет стоить…


– Если – вы правы. Думаю, с учетом того, что город в целом не очень пригоден для жизни, его сравнивать с Нью-Йорком, Лондоном, Парижем и Берлином пока не приходится. А Берлин намного дешевле, кстати. Везде – даже в самых дорогих районах.


Комментарии

Имя пользователя

Введите текст комментария

Введите символы с картинки