Четверг, 18 июля 2019 г.
политика и финансы в новом окне Полная
версия
Запись блога

03/23/2009

Продовольственные трудности в 1936-1937 гг. в СССР

Photobucket

В отличие от царской России, в которой по уверениям наших красно-коричневых, население перманентно голодало, в СССР существовали лишь «временные» продовольственные затруднения». Иногда, конечно, эти затруднения принимали форму массового голода, как это было в 1932-1933 и 1946-1947 годах. Скрыть эти случаи коммунистам не удалось, поэтому под эти факты подводятся разнообразные «объяснения». И это правильно – свое дерьмо не пахнет, а собственные преступления не стоит воспринимать как преступления.

В 1936-1937 годах СССР лишь с большим трудом удалось избежать повторения Голодомора, поэтому для точности события в то время стоит назвать лишь «обострением продовольственной проблемы». Летом 1936 года посевы зерновых, а также картофеля пострадали от сильной засухи. В итоге сборы зерна оказались практически на уровне кризисных 1931-1932 годов.

По оценкам экспертов, урожай 1936 года составил от 55-56 млн тонн (Р. Дэвис, С. Уиткрофт) до 60-64 млн тонн (Н. Ясный, Д. Джонсон, А. Коган). Для сравнения, эти же группы историков оценивали урожаи 1931-1932 годов соответственно в 66 и 63 млн тонн, и 55-56 млн. тонн. Государственные заготовки зерна в 1936 году составили порядка 28 млн. тонн, что было существенно выше уровня предыдущего аграрного кризиса 1931-1932 годов (23 и 19 млн. тонн соответственно). То есть, ситуация была скверной.

Нехватка зерна породила волну забоя скота, в результате которой поголовье КРС, по данным британского исследователя Р. Мэннинга сократилось с 56,7 млн. голов летом 1936 года до 47,5 млн. голов уже в январе 1937 года. Количество лошадей снизилось менее заметно – с 16,5 млн. до 15,9 млн. голов. Стоимость коровы на рынке упала осенью 1936 года в 3-4 раза (с 600-800 рублей до 120-200 рублей). В одной только Ярославской области падеж (и забой) скота в 1936 году вырос по сравнению с 1935 годом на 75% и составил более 94 тыс. голов.

Колхозы после отгрузки зерна государству и создания семенного фонда остались практически без зерна. Норма выдачи зерна на 1 трудодень составила максимально 1-1,5 кг. зерна, в большинстве же колхозов выдавали существенно меньше – 100, 200 и т.п. грамм. Такие нормы давали возможность прожить крестьянской семье лишь один - два месяца. В итоге кризис задел даже семьи ударников труда, выполнивших в 1936 году по 500-800 трудодней. Согласно сводкам НКВД, от голода опухали даже семьи тех крестьян, кто заработал по 600-800 трудодней. Причиной было также и то, что колхозы в виду кризиса снизили выдачу денег на трудодни. Ударники в Ярославской области, получив на 600 трудодней только 50 рублей, вынуждены были побираться и просить милостыню.

В ряде колхозов был съеден даже семенной фонд. К концу зимы-началу весны продовольственные затруднения стали все более отчетливо принимать форму нового голодомора. Крестьяне ели кошек, собак, трупы павших, больных животных, в муку добавляли суррогаты, были зафиксированы случаи самоубийств. В ряде областей недоедание было усугублено вспышкой сыпного тифа (Мордовия, колхозы «Мечты Ленина», «Залог пятилетки», «Путь к сознанию» и т.п.).

География кризиса была обширной. Нехватка продовольствия ощущалась в Воронежской, Горьковской, Кировской, Курской, Куйбышевской, Оренбургской, Саратовской, Сталинградской, Челябинской, Ярославской областях, на Ставрополье, в Мордовии, Чувашии, АССР Немцев Поволжья, Башкирии и Татарии. К началу весны 60 районов из 87 Куйбышевской области были охвачены продзатруднениями. В 7 районах было зафиксировано 40 смертей от голода, еще в 25 районах были зафиксированы случаи опухания от голода. В феврале 1937 года в Саратовской области голодавшими были признаны 201 человек, в начале марта – 486 человек. В республике поволжских немцев к началу марта голодало 447 человек. Случаи голодных смертей фиксировались также и в других регионах (Воронежская, Челябинская области).

Полной статистики по умершим от голода нет, но по мнению Е. Осокиной, размеры голода оказались достаточно небольшими, по сравнению с Голодомором 1932-1933 годов – голодали несколько десятков тысяч человек, сотни и тысячи умерли. В чем же были причины того, что в СССР удалось избежать повторения массового голода?

Во-первых, неурожай 1936 года стоял после двух вполне удачных лет (1934-1935 гг.) и урожай в 1937 году оказался удачным. Если бы не это, то уже к осени 1937 года в стране могла повториться история пятилетней давности.

Во-вторых, государство оказало селу помощь. В частности, в 1937 году был сокращен экспорт хлеба, колхозы из госрезервов получили зерновые ссуды. Немаловажным было и поведение колхозников, которые скрыто саботировали работу в колхозе, а десятки тысяч семей крестьян убегали из своих сел, переселяясь в другие регионы (к примеру, из Никольского района Курской области уехало 50% трудоспособных колхозников). В ряде мест (Северный Кавказ, Сталинградская область) самораспускались даже целые колхозные артели. Это сглаживало в ряде районов «продовольственные затруднения».

Продовольственные трудности в СССР ударили не только по селу. В городах при участии местных администраций вводилась карточная система (за что прокуратура возбуждала дела), вокзалы и поезда штурмовали толпы крестьян, приехавших в город «отовариваться». Перед магазинами выстраивались громадные очереди. В сохранившихся письмах горожан того времени об этом говориться открыто:

«Вот так вот построили социализм. Хлеб и то стали в драку получать. Стоим по нескольку часов в очереди, а работать когда? Нам говорят, что в других государствах, в частности, в Германии, голод, а у нас тогда что делается?»

«Стало жить весело – целыми днями стоим в очередях за хлебом. Дохозяйничались!»

«Скоро ли будет конец всем очередям за хлебом. Как надоела такая жизнь, а не постой в очереди и будешь сидеть голодным».


В сводках НКВД зафиксированы также высказывания крестьян о происходившем:

«Скорее бы началась война. Я бы первым пошел с оружием против советской власти».

«Царь Николай был дурак, но зато хлеб был пятак и то белый и без очереди, сколько хочешь».

«Я пять лет работаю в колхозе, а никогда не был сыт, потому что наши правленцы стараются перед районом быть передовыми, и весь хлеб отдают на корню на элеватор».

«Соввласть и Сталин действуют методами крепостного права. Как раньше крестьяне работали на барина, так и сейчас колхозник работает до упаду неизвестно на кого, а хлеб не получает».


В городах распространялись слухи, что нехватка хлеба связана с его вывозом то ли в Испанию, то ли в Китай на помощь коммунистам.

Даже когда урожай 1937 года оказался рекордным, крестьяне не верили, что колхозы рассчитаются с ними по-справедливому за работу. Тогда же среди них и появилась знаменитая сказка «Легенда о мешке с хлебом». Крестьянин посреди поля ржи находит мешок с зерном, но поднять его не может. Тогда он берет лошадь с телегой и возвращается с ней обратно. Но вместо мешка он видит женщину в белом платье, которая сидит в луже крови. На вопрос колхозника, где же мешок, женщина говорит ему, что скоро будет большой урожай, но только убирать его будет некому – придет страшное кровопролитие. Сказка получила большое распространение, а сводки НКВД зафиксировали до 5 ее разновидностей.

Комментарии

Имя пользователя

Введите текст комментария

Введите символы с картинки